Как скрестить бизнес и искусство на месте заброшенной промзоны?

Текст: Аделя АВЯЛЬГА
Фото: пресс-служба проекта «Брест-2019», artplay.ru

Директор московского Центра дизайна ARTPLAY Сергей Десятов поделился с брестчанами рецептом создания успешного в коммерческом смысле креативного кластера (сообщества творчески ориентированных предпринимателей). Его личный опыт как губки впитывали активисты формирующегося в рамках проекта «Брест-2019» АРТ-ПОЛКА: художники, дизайнеры, фотографы, архитекторы, искусствоведы и т. д.

LITARY составили по презентации Десятова пошаговую инструкцию совместного выживания творческих людей в жестких экономических условиях города. Авось пригодится!

img_9962

1. Найти никому не нужную заброшенную фабрику в центре города. «Первый кластер в Москве мы открыли 10 лет назад — в 2003 году. Не секрет, что московский рынок товаров и услуг высококонкурентный. И чтобы иметь место под солнцем где-то в приличном месте в Москве, проект должен очень хорошо зарабатывать. Поэтому наш первый опыт состоял в том, что мы нашли в центре место и помещения, которые традиционные бизнесы не смогли оценить и понять, что их можно как-то использовать. Но одноэтажное здание ткацкой фабрики на ул. Тимура Фрунзе постройки 1904 года  выглядело ужасно. Внутри росли деревья, с крыши текла вода, примерно как в казарме артполка в вашей крепости (двухэтажная казарма 111 артиллерийского полка на Кобринском укреплении, построена в начале ХХ века польскими архитекторами в стиле функционализма — прим. авт.), может, даже в чем-то хуже».

2. Позвать талантливых и трудолюбивых друзей, единомышленников и разделить финансовые и организационные тяжести на всех. «Я позвал сокурсников по институту, старших товарищей, у которых уже были архитектурные бюро. Пространство площадью в 10 тыс. квадратных метров мы освоили примерно 20-ю компаниями. Проект финансировали совместно — центрального инвестора не было.  Это получилось не очень дорого с точки зрения денег, но очень дорого с позиции вложения личных ресурсов. Мы фактически там жили и почти всё делали своими руками».

1380-06

3. Поработать со смежными бизнесами. «Когда проект запустился, выяснилось, что в месте скопления архитектурных и дизайнерских бюро жаждут иметь офис или шоу-рум смежники:  инженеры и поставщики всевозможных стройматериалов, предметов интерьера, бытовой техники, антиквариата, элитной мебели, света и т.д., и т.д. и т.д.

С другой стороны, объединение родственных компаний в блок, кластер, дает возможность экономить на сервисах, делая их общими. Например, архитектурные бюро покупают один большой и дорогой плоттер (широкоформатный принтер — прим.авт.) и пользуются им вместе. Или нанимают одну общую для всех бухгалтерскую компанию. Это удобно и экономно».

4. Создать атмосферу, в которой клиент будет расставаться с деньгами легко. «Концепция ARTPLAY была сделана случайно и состоит в кооперации компаний, создании и запуске законченного бизнес-механизма, который позволяет попавшему в него клиенту с удовольствием потратить свой бюджет».

5. Переехать! «Мы изначально знали, что этот проект будет временным, что одноэтажное здание в центре обязательно снесут и построят там что-то высотное и блестящее из стекла и бетона. Так и случилось, несмотря на то что изначальный объект имел статус значимого элемента исторической застройки города. В общем, при Лужкове этот вопрос был «успешно» решен, и нас оттуда выгнали».

6. Расшириться. «На новом месте — цехах и административных зданиях бывшего завода «Манометр» в Курской промзоне — мы выросли почти в 10 раз, и сейчас занимаем порядка 70 тыс. квадратных метров. Мы самый большой кластер в Москве. Но сразу после переезда ресурсов не было — это было как раз время кризиса в стране. Зато по сравнению с предыдущим периодом было проще, потому что у нас уже было имя, репутация, нас запомнили по нескольким знаковым для всей Москвы событиям еще на ул. Тимура Фрунзе».

1380-08_0

7. Стать модной культурной точкой. «Финансовый стержень проекта, конечно же, — бюро, офисы и шоу-румы. Но не нужно забывать о важной роли выставочных площадей и общественных пространств. Их должно быть много. У нас 8 тыс. квадратных метров таких площадей. Сюда должны приходить не только клиенты, которым нужно построить частный дом. Это должна быть такая точка на карте города, которую модно посещать. ART — это такой локомотив, который тащит весь центр. Поэтому мы постоянно что-то организуем: Московскую международную биеналле современного искусства, Ночь музеев, фестиваль активистского искусства Медиа Удар, Биеналле молодого искусства, День города и другие знаковые мероприятия. Единственное ограничение, которое накладывают на нас акционеры, — это отказ от проведение мероприятий с политическим оттенком.

Выставки — хороший финансовый инструмент, который позволяет заработать бутикам, общепиту и т. д. Они также позволяют сэкономить рекламный бюджет, так как сами неплохо рекламируются, ведь это красиво и здорово. А еще помогают нам налаживать отношения с городскими властями, что немаловажно.

Вокруг этого, кстати, тоже вырастает много разных бизнесов, за развитием которых мы даже не успеваем следить. Сейчас у нас очередь: порядка 900 компаний очень хотят к нам попасть, но у нас столько места нет».

8. Приютить студентов. «Важная составляющая — это образование. У нас трудится порядка 2 тыс. сотрудников, но еще на территории находятся несколько учебных заведений: Высшая британская школа дизайна, Московская архитектурная школа, Школа компьютерной графики,  Московская школа нового кино и другие.  И их ежедневно посещают около 3 тыс. студентов. И они тоже едят, пьют, что-то покупают, сотрудничают с бюро, выставляются…»

1380-01_0

9. Просеивать арендаторов по полезности. «Арендная ставка в ARTPLAY сегодня выше, чем в целом по Москве. Льготы изначально предоставлялись архитектурным и дизайнерским компаниям, например, им положены бесплатные площади для выставок. По остальным каждый раз принимается индивидуальное решение, исходя из профиля деятельности. Мы смотрим, кто приведет в центр людей, а кто хочет просто «сесть» на существующий поток, попользоваться созданным рынком. Есть и личный фактор. Иногда харизматичность и амбициозность руководителя убеждает нас, что да, эти ребята нам нужны.

Что касается некоммерческих проектов, то мы их делаем. Хотя перед акционерами, которые каждый раз задают один вопрос  — зачем? — приходится отчитываться и убеждать. Если оставить в стороне абстрактные рассуждения о социальной ответственности бизнеса, то схема такова: так как хороший некоммерческий проект привлекает на нашу территорию людей, то, грубо говоря, соседствующие с ним рестораны и магазины платят за него в виде более высокой, чем везде, арендной ставки. Если же люди делают некоммерческий проект для самореализации, то с них мы стараемся брать денег и побольше. А прайс на наши залы высокий: если говорить об аренде помещения в 1 000 м2, например, для выставки, то это будет стоить от $ 10 000».

10. Не жадничать. «В двух шагах от нас находится еще один арт-кластер — «Винзавод». Без ложной скромности скажу, что его появлению Москва обязана ARTPLAY. Его основатели не скрывают, что были с нами на первом месте на ул. Тимура Фрунзе и срисовали концепцию, немного ее модифицировав. Но мы абсолютно не конкурируем, потому что «Винзавод» — это больше тема современного искусства, художников и галерей, а мы все-таки склоняемся к архитектуре и дизайну. У нас разделение труда, но мы участвуем во многих общих проектах, по сути вместе влияем на этот в недавнем «дурной» район. Сейчас мы вместе продвигаем идею создания АRT-квартала, где были бы собраны разрозненные московские креативные кластеры. Там были бы не только места для работы, но и для жизни и отдыха: студенческий кампус, большой парк. Мы замахнулись на 500 гектаров на набережной Яузы».