Остап Бендер вдохновляет брестчан

Текст: Марта МАРТЫНЮК

Что было бы, если бы в Бресте появился свободный художник и холодный философ по имени Остап?

…Великий комбинатор вот уже сорок седьмую минуту стоял в пробке на проспекте Машерова. За все эти минуты автомобильная очередь продвинулась метров на тридцать.

– Это возмутительно! Центр Европы! Нет, это не Рио-де-Жанейро, это гораздо хуже..  В Рио-де-Жанейро бы такого себе никто не позволил, – звучным голосом возмущался великий комбинатор, покуривая трубку за рулем своего элегантного жигуленка.

–  Мрак! – согласилась Эллочка Людоедочка, в девятый раз подкрашивая свои пухлые губки.

– Западная столица Беларуси, а дороги как в Зимбабве, – продолжал Остап. – Вы бывали в Зимбабве?

Эллочка мотнула головой и одернула свою короткую юбку. Заграничное слово «Зимбабве» в ее словаре отсутствовало. «Не учите меня жить», — машинально подумала она.

– Это прекрасная страна, прекрасная! – воскликнул Бендер, выпустив из носа две тонкие струйки дыма. – Помню, как гостил у короля Широкое сердце. Но я его называл короче – Ширик.

Мимо в объезд пробки с воем пронеслась скорая помощь.

– А кому-то хуже, чем нам с вами, Элла, – задумчиво сказал водитель желтых жигулей, поправив свою белую капитанскую фуражку.

– Блеск, – устало зевнула пассажирка.

Время клонилось к вечеру. Брестчане по всему городу выбегали с работ и мчались по домам. Не то, чтобы мчались – садились в личные автомобили или плотно набивались в недра общественного транспорта, свисая со ступеней маршруток и троллейбусов, прижимаясь к окнам автобусов, и печально ожидали, когда везущие их машины смогут тронуться с места.

Остап решительно отпер дверь и, не менее решительно обойдя автомобиль, открыл багажник. Там среди карт забытых сокровищ, орденов за особые заслуги, книг по юриспруденции и вороха белых фуражек притаился железный зверь. Звали его коротко и ностальгически – «Аист».

– Бендеры не сдаются! – воскликнул великий комбинатор, извлекая велосипед из жигулей.

Странную парочку – средних лет импозантный мужчина в клетчатом жакете и ослепительной фуражке и молодая особа в особенно коротком платье, сидящая на раме велосипеда, – провожали восхищенными криками все обитатели пробки.

– Вперед! К великим делам, друзья! Не сдавайтесь! – ободряюще кричал гражданам Остап, счастливо удаляясь вершить чьи-то судьбы. – Брест – всемирная велосипедная столица! Ура, товарищи!

«Ураааа!» – подхватили брестчане, ободренные непоколебимой верой великого комбинатора.